Год памяти и  славы
К 150-летию нашего земляка И.А. Бунина
Работа с ДЕТЬМИ и ПОДРОСТКАМИ
Дом музыки: услышь прекрасное!
Людвиг ван Бетховен  (17 декабря 1770-26 марта 1827гг.)

ул. П. Осипенко, 18
тел.: (4742) 43 02 93
e-mail: lipdm@mail.ru

Заказать билет - здесь!

Портал «Развиваем Липецкую область вместе!»госуслугиГрипп? Коронавирус? ОРВИ?
Россия 1Радио РоссииМаякВести ФМЛипецкое времяЛипецк FMБудильник

«Я пишу для собеседника»

В Липецке прошла мировая музыкальная премьера — в Доме музыки прозвучало произведение московского композитора Леонида Гофмана. Его музыку исполняли в Венеции, Торонто, Вильнюсе, Гонконге, Колорадо Спрингс. Своё новое произведение «Ангелы Шагала» композитор доверил Липецкому симфоническому оркестру. «Первый номер» встретился с современным классиком.

 

В прошлом году липчане познакомились с исполнительским мастерством альтиста Ильи Гофмана, сына композитора, лауреата большого количества международных конкурсов и ученика Башмета. Леонид Гофман в нашем городе впервые. Композитор известен поклонникам классики как продолжатель новой венской школы, автор нескольких десятков пьес для симфонических оркестров, в том числе «Симфонических песен на стихи Пушкина», детских песен на стихи Юнны Мориц  и музыки для театра и кино.

 

— Леонид Давидович, «Ангелы Шагала» исполнены классическим составом оркестра с солирующей скрипкой, но прозвучали совершенно нестандартно. Что легло в основу вариаций? Посвящено ли произведение известному художнику?

— Да, это действительно так. Через всё творчество Шагала проходят ангелы. У него есть библейский цикл. Я взял древнееврейскую песню, которую поют при встрече субботы, и создал многоголосую музыку. «Здравствуйте, ангелы мира» — это обращение можно услышать в произведении. Ангел — посланник, созданный Всевышним для какой-то определённой миссии и несущий божественный свет. Художник, в своём роде, тоже посланник, передающий послание мира. Липчане услышали это послание первыми.

 

— Липецкие ценители музыки также оценили сочинение «FantasyandFreilechs» («Фантазии и радости»). В нём слышны фольклорные мотивы.

— «Фантазии» я написал по просьбе скрипача и арт-директора фестиваля в Венеции. Он одессит, и попросил создать произведение, где бы выразилась душа его родного города. Премьера «Фантазий» была в Италии, потом её исполняли в разных городах.  Произведение носит фольклорный характер. Одесса — это сплав более 120 этносов, а национальность там одна — одесситы. Их не надо учить патриотизму. Я москвич, но люблю Одессу. Это особое семейное пространство. В городе свой специфический язык, свои традиции и культура.

 

— В музыке вы консерватор или новатор?
Я пишу музыку как искусство, «art music». «Фантазии» — исключение, но тоже взгляд на фольклор из искусства. Это взгляд художника. Я приверженец венской традиции, которая восходит к Баху. В каждом этносе есть свой фольклор, он, безусловно, прекрасен. Вместе с тем музыка как искусство носит наднациональный характер. Во всём мире, если люди хотят приобщиться к музыке, они слушают классику — Моцарта, Бетховена, Вивальди, — и не важно, в какой стране родился. Новая венская школа — это Арнольд Шёнберг и Антон Веберн. Мой учитель Филипп Гершкович был их учеником.

— В молодости вы какое-то время прожили в Армении. Повлиял ли этот период жизни на ваше творчество?
В Армении я жил два года, учился музыке и изучал язык по приглашению Эдварда Мирзояна, замечательного композитора и обаятельного человека. У меня есть музыка на древнеармянские тексты. Есть кантата на стихи Мандельштама «Армения»: «Ты розу Гафиза колышешь (Гафиз — иранский поэт — Прим. ред.), И нянчишь зверушек-детей, Плечьми осьмигранными дышишь Мужицких бычачьих церквей».


— Как создаётся произведение? Есть ли у вас свой метод?

 

— Всякое открытие приходит методом озарения. Природа творчества спонтанна. Должна быть оригинальная мысль. Скажу словами Мандельштама: «Я пишу для собеседника». А собеседник может находиться в любой точке пространства и времени — это может быть не сегодняшний день и даже не этот век.

 

— Среди ваших сочинений есть оркестровка оперы композитора Всеволода Задерацкого по произведению Лопе де Вега «Валенсианская вдова», но она до сих пор не ставилась на сцене. Почему так получилось?
К сожалению, наши театры не проявляют интерес к произведению. Его ещё не ставили на сцене, не исполняли оркестры, хотя я оркестровал оперу лет десять назад. Это театральный водевиль, из которого можно сделать потрясающее зрелище. Лично я композитора не знал, он умер в 1953 году, но я дружу с его сыном, Всеволодом Всеволодовичем. Его отец был учителем цесаревича Алексея, служил в армии Деникина. Задерацкого арестовывали четыре раза. Дзержинский собственноручно подписал приказ сохранить жизнь композитору. Задерацкий творил и в ГУЛАГе — написал 24 прелюдии фуги. ОН был профессионалом высочайшего уровня.

 

— Концертный зал во время премьеры был полностью заполнен, но до сих пор большую часть зрителей составляет старшее поколение. Как, по вашему мнению, можно привлечь современную молодёжь?
Классика — тот язык, который понятен человеку любого уровня образования и музыкальной подготовки. Конечно, музыкальная школа может много дать ребёнку для его личностного роста, даже если он не планирует стать музыкантом. Когда дети начинают играть классику, они входят в эту культуру. Мы же преподаём в школах литературу, хотя не все дети собираются стать писателями.

 

Текст: Юлия Кобзева

Фото: Сергей Паршин

 

Еженедельная городская газета «Первый номер», 13 января 2020г.

Назад к списку новостей